2014 dxdy logo

Научный форум dxdy

Математика, Физика, Computer Science, Machine Learning, LaTeX, Механика и Техника, Химия,
Биология и Медицина, Экономика и Финансовая Математика, Гуманитарные науки




Начать новую тему Ответить на тему На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение07.01.2016, 11:54 


07/08/14
3286
почему четверостишье, создать которое не составляет никакого труда любому - интеллектуальная собственность, а например, арендное соглашение, на которое тратится несколько лет труда целого коллектива юристов - нет (даже ели оно будет изложено в виде стихов или песни)?

 Профиль  
                  
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение07.01.2016, 11:59 
Заслуженный участник


16/09/12
5291
upgrade в сообщении #1088673 писал(а):
арендное соглашение, на которое тратится несколько лет труда целого коллектива юристов - нет (даже ели оно будет изложено в виде стихов или песни)?


Содержание договора может быть интеллектуальной собственностью: юридические консалтинговые фирмы на них активнейшим образом зарабатывают. А сейчас на этом зарабатывают ещё и СПС (справочно-правовые системы), которые создают шаблоны-договоры для использования в определённой практической деятельности. А вот правоустанавливающие документы сами по себе быть интеллектуальной собственностью не могут.

 Профиль  
                  
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение07.01.2016, 13:17 
Заслуженный участник


16/09/12
5291
Исключительное право, или, по другому, юридическая монополия - это даваемое законом определенному лицу полномочие запрещать или разрешать всем прочим лицам какие либо действия, и, таким образом осуществляя или контролируя эти действия единолично (исключительно). Определение это, правда, излишне широко, и включает множество таких вещей, которых я даже и упоминать не имею не малейшего намерения. Так что придется сделать дополнительные оговорки.

Печатание денег является исключительным правом государства. Принятие новых законов является исключительным правом законодательной власти, а вынесение приговоров - исключительным правом власти судебной. Эти исключительные права нас не интересуют. Права и обязанности государства - это совершенно особая тема. Распоряжение имуществом является исключительным правом его собственника. Но это тоже несколько не то, о чем пойдет речь. Здесь исключительность является лишь следствием фактического права собственности, которое "обернуть" в стандартную форму права собственности не получается.

Далее поэтому речь будет идти только об исключительных правах частных лиц, выступающих в качестве самостоятельных юридических сущностей. В истории мы встречаем немало разнообразных исключительных прав, дарованных властями из разнообразных государственных соображений. Но в наше время их номенклатура заметно поредела. Ничего подобного таким знаменитым исключительным правам, как монополия на торговлю с Индией, дарованная в 17 веке британской короной Ост-Индской компании, или монополия на торговлю чаем, послужившая поводом к началу революции в будущих Соединенных Штатах Америки, мы уже не увидим. Политические принципы, распространившиеся с тех пор делают их возрождение (по крайне мере, формальное) совершенно невозможным. Принцип равенства граждан перед законом, немыслимый в 17 веке и незыблемый в 21 веке не позволяет государству, даже при всем желании, взять и просто так, по своему усмотрению, даровать гражданину исключительное право чего-то там запрещать, а тем более разрешать своим согражданам. Противоречие между требованием юридического равенства и явным неравенством любого исключительного права, привело к тому, что государство все еще может предоставлять исключительные права, но уже - не по своему усмотрению. Предоставляться может лишь такое исключительное право, на которое получающее ее лицо, в некотором смысле, имеет право, которая вытекает из особых отношений с объектом монополии. И которое, по возможности, не задевает всех ранее происходивших сделок. Но уж в этом случае государство уже обязано предоставить исключительное право всем, соответствующим установленному критерию, невзирая на утилитарные соображения. Практически, это означает, что почти единственной оставшейся областью для исключительных прав является (в широком и хорошем смысле) эксплуатация результатов творчества.

Различные современные исключительные права имеют в своей юридической конструкции много общего. Настолько, что это периодически побуждает инициативных юристов-теоретиков к изобретению универсального "права интеллектуальной собственности", для которого все существующие исключительные права были бы частными случаями. На самом деле, как мы увидим, различия между различными исключительными правами велики и принципиальны, так что не найдется и одного содержательного (не сводящегося к определениям) утверждения, которое было бы верно разом для всех существующих исключительных прав. Сходство вызвано и выражается прежде всего общими приемами юридической техники, едиными приемами и языком описания юридических отношений. Изучением этого языка мы сейчас и займемся. Весь этот пост можно рассматривать как словарь, где с некоторым упорядочением, но без особой внутренней связи объясняются основные понятия.

Итак, основными понятиями любого закона об исключительном праве, теми характеристиками, которые их определяют, являются: объект права, правообладатель, срок действия, использование, свободное использование, защиту.

Объект исключительного права. Область действия исключительного права отдельного лица, тот абстрактный объект, исключительное использование которого, собственно, и подлежит охране. Художественное произведение в авторском права, изобретение в патентном праве, товарный знак. Объект исключительного права - всегда абстрактен, умозрителен, поскольку оборот объектов материальных определяется собственностью на них и не требует каких-либо дополнительных юридических конструкций. Исключительные права же независимы от собственности, как бы ортогональны ей. Право собственности есть право на любые (почти) действия с определенной вещью. Исключительное право есть право на определенные действия с любыми (почти) вещами, в которых выражен объект этого права. Объект исключительного права должен быть, с одной стороны, определен достаточно узко и четко, чтобы можно было однозначно отличать различные объекты прав друг от друга и от объектов, не связанных чьим-либо исключительным правом. Но с другой стороны, объект исключительного права должен быть определен достаточно широко, чтобы конкурент не мог просто обойти исключительное право, сделав незначительное изменение. Определение и границы объектов исключительных прав всегда были предметом ожесточенного столкновения интересов.

Правообладатель. Лицо, которому принадлежит исключительное право. Как уже упоминалось, исключительные права не раздаются просто так, по одному желанию. Между объектом исключительного права и правообладателем должна иметься определенная внутренняя связь. Раз возникнув, исключительное право обычно может менять своего правообладателя, но способ и форма этого перемещения меняются в зависимости от конкретного исключительного права.

Срок действия исключительного права. Действие исключительных прав ограничено во времени. Каждое исключительное право имеет момент начала действия и момент конца. Действие исключительного права обычно ограничивается определенным числом лет (патенты), но может быть обусловлено определенной деятельностью (товарные знаки), связано с определенным событием, или и то и другое вместе (авторское право). Возникновение исключительного права может быть автоматическим, одновременно с возникновением соответствующего объекта, с иными событиями, или требовать особой государственного подтверждения, уплаты пошлины или иных формальностей. Деятельность посторонних лиц по использованию объекта исключительного права, происходящая до или после времени действия исключительного права, нарушением не считается. Однако, деятельность во время и вне срока действия исключительных прав может быть взаимнообусловлена, что должно быть урегулировано соответствующим законом. Особенно важно это для патентного права.

Использование объекта исключительного права. Словом "использование" обозначают собственно исключительные права - перечень действий с объектом исключительного права, составляющих монополию правообладателя. Слово, надо сказать, было выбрано несколько неудачное. Его часто по невнимательности смешивают с пользованием - одним из трех основных прав собственности, путая таким образом использование объекта исключительного права с пользованием вещами, в которых этот объект исключительного права выражен. Между тем, список действий, признаваемых использованием - фундаментальная характеристика исключительного права. "Использование" одного и того же рисунка может означать совершенно разные действия, в зависимости от того, рассматривается ли он как произведение искусства - объект авторского права, как товарный знак или как промышленный образец в рамках патентного закона. При этом права на использование, в смысле различных исключительных прав, могут принадлежать совершенно разным лицам.

Свободное использование. Исключительные права в законе обычно определяются, так сказать, в два такта. Сначала изо всего множества действий, так или иначе связанных c их объектом выделяются действия, признаваемые использованием и относимых к исключительному праву, ограничиваются права публики на эти действия. Затем, устанавливается перечень случаев так называемого "свободного использования", теперь ограничивающих уже исключительное право. То есть - действий, хоть и подпадающих формально под определение "использования", но, тем не менее, не требующих особого разрешения правообладателя, а могущих производиться свободно. Отчасти такая двухступенчатость обусловлена самой конструкцией исключительного права. Из дальнейшего изложения (в особенности из того, что касается исчерпания прав) будет видно, почему, что бы мы ни зачислили первоначально в "использование", обязательно будут существовать действия, которые под это определение подпадают, но требовать особого разрешения, по логике вещей, не должны. Вместе с тем нормы свободного использования зачастую используются в качестве заплаток, на скорую руку приспосабливающих старое исключительное право к изменившимся условиям. Или в качестве предмета торга между различными категориями правообладателей и использователей - в процессе принятия закона правообладатель может получить более широкое исключительное право в обмен на специальное исключение для влиятельной, или имеющей особый социальный вес группы пользователей. Юридический статус действий, относящихся к свободному использованию в некоторых ситуациях может отличаться от статуса действий, полностью находящихся за пределами исключительного права, хотя в обоих случаях действия и являются законными.

Защитой исключительного права называют действия правообладателя, направленные на прекращение нарушения его права, на возмещение нанесенного ущерба. Также сюда относятся действия правообладателя или государства, направленные на наказание нарушителя исключительного права. Охраной исключительного права называется совокупность юридических норм, обеспечивающих правообладателю возможности для защиты своих исключительных прав. Часто, особенно в переводах с английского охрану и защиту исключительного права смешивают, говоря, например, о "произведении, защищаемом авторским правом", вместо "охраняемого произведения". Контрафактор - лицо, совершившее нарушение исключительного права. Соответственно, товары или услуги, производимые или продаваемые с нарушением исключительного права, называются контрафактными. В последнее время для обозначения таких лиц и таких действий часто используется жаргонное слово "пираты" и "пиратство", что, вообще говоря, с юридической точки зрения некорректно.

Помимо терминов, использующихся непосредственно в законах, существует также и некоторое количество чисто правоведческих терминов, обозначающих принципы, используемые при объяснении и конструировании законов, в международных конвенциях, иногда - при толковании законов в судах, но редко попадающих на сами страницы кодексов.

Принцип национального режима (national treatment). Встречается в международных конвенциях о взаимном предоставлении исключительных прав. Практически все такие конвенции, теми или иными небольшими ограничениями, предусматривают национальный режим для этих прав. Означает это, что иностранцам в каждой стране предоставляются те же исключительные права и на тех же условиях, что и гражданам страны. Или, иными словами, что лицо не может ни "импортировать" свое исключительное право из родной страны, ни потерять часть прав в следствии своего заграничного статуса. Соответственно, если, скажем, канадская компания печатает на территории России и продает произведения французского автора испанским покупателям, то на эти действия распространяется российское и только российское авторское право. Принцип этот не так прост и очевиден, как кажется на первый взгляд, а с распространением Интернета, вопрос юрисдикции стал еще важнее. Сомнения возникают, например, при сделках с передачей прав, когда стороны сделки находятся в разных странах. Или когда составляется документ, который, как предполагается, будет действовать во многих странах. Во всех случаях, еще раз подчеркну, применяются законы того места, где происходит использование объектов исключительного права.

Принцип исчерпания прав, иначе называемый "правилом первой продажи". Означает, что обладатель исключительного права, связанного с изготовлением, продажей или пользованием вещей, может воспользоваться этим правом по отношению к каждой конкретной вещи, выпущенной им в гражданский оборот, только один раз, после чего его права считаются "исчерпанными", а вещь переходит в свободное распоряжение публики. Или, точнее, того, кто в данный момент вещью владеет. А правообладателю, для того, чтобы снова воспользоваться своим правом, нужно изготовить новую вещь. Это один из компромиссов между исключительными правами и свободой торговли. Соответственно, обладатель патента на изобретения, продавая содержащее изобретение устройство, тем самым лишается права запрещать использование этого устройство для каких бы то ни было целей. Автор книги или программы, опубликовав свое произведение и распродав тираж, теряет возможность влиять на то, кто будет читать (пользоваться) и почем будут перепродавать его. Обладатель товарного знака не может запретить другим людям использовать этот знак для указания на его собственный товар.

Существует некоторое различие в юридических системах различных стран, охватывающее более общие категории, чем только исключительные права, но имеющее особое значение для нас - различие между странами "гражданского права" (страны нормативистской макроправовой семьи, где основной источник права - нормативно-правовой акт) и странами "общего права" (страны прецедентной макроправовой семьи, где основной или один из основных источников права - прецедент). Различие это, конечно, особенно важно, когда речь идет об отношениях и событиях, происходящих за рубежом. Однако и многих чисто российских юридических документах, таких как договоры, зачастую используются термины и понятия, свойственные общему праву, "экспортированные" из США или Великобритании.

Странами гражданского права (ius civile (лат.), civil law (англ.)) называются страны, ведущие происхождения своей правовой системы от римского права - системы юридических норм и понятий, созданных юристами Древнего Рима и доведенных до совершенства в 5-6 веках в Византии. Большинство европейских стран возникло в результате распада Великой Римской Империи, а большинство стран южноамериканских, азиатских и африканских - обращались при кодификации своего законодательства к специалистам из этих европейских стран, так что гражданское право является самой распространенной юридической системой. Даже Китай и страны Ближнего Востока, имеющие свою собственную древнюю юридическую традицию, большинство в своем нынешнем законодательстве позаимствовали из гражданского права континентальной Европы. Некоторые страны, такие как Германия, вплоть до нового времени признавали классическое римское право непосредственно действующим на своей территории. Россия является страной гражданского права. Гражданский Кодекс РФ достаточно последовательно развивает все основные принципы гражданского права.

Странами общего права (common law) называются страны, унаследовавшие свою юридическую систему от традиционного английского права, культивируемого и распространяемого Британской Империей. Страны придерживающиеся его являются, в основном, бывшими частями этой развалившейся в середине 20 века империи. Число их не так велико, но среди них - крупнейшие и богатейшие страны мира: США, Великобритания, Австралия, Канада, а также государства Океании, Карибского бассейна, Южной и Восточной Африки, Гана, Нигерия, стран Южной Азии, Гонконг, Малайзия, Сингапур, в некоторой степени Индонезия. Так что влияние общего права на язык и обычаи международного хозяйства весьма велико. Наиболее бросающееся в глаза отличие общего права от гражданского - это, конечно, прецедентная система. Прецедент - вынесенное ранее судебное решение, применимость которого к последующим судебным решениям по сходным вопросам рассчитывается по достаточно сложным правилам.

Судья в странах гражданского права независим от других судей, судит в соответствии со своими представлениями о справедливости, и связан в своем решении лишь законом. Ну, почти. Даже и тех случаях, когда Верховный или Конституционный суд, или, в зависимости от государственного устройства, другое высшее судебное учреждение, наделено правом давать обязательное толкование закона, такое толкование изложено в терминах общеприменимой нормы. В то же время в странах общего права законы - если они вообще есть - погребены под ворохом прецедентов, с которыми судья обязан согласовывать решение. И доскональное знание этих прецедентов, как написано во всех словарях, есть отличительная черта юристов стран общего права. При этом их знание собственно законов может быть весьма поверхностным.

Но в применении к теме исключительных прав важнее то, что многие основные юридические понятия в гражданском и общем праве не совпадают. В основе гражданского права лежит система всеобщих элементарных категорий, тщательно шлифовавшихся и пересматривавшихся в течении почти тысячелетия. Категории же общего права формировались на скорую руку судьями при обосновании очередного дела и отличаются многочисленностью и несогласованностью. С другой стороны, англо-американские юристы подчеркивают как достоинство своей системы ее исключительную гибкость, противопоставляя ее вековой неподвижности, как они выражаются "континентальной системы".

Так, элементарным понятием гражданского права является сделка - "действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей" (ГК РФ). Действия даже одного человека, создающие новые права и обязанности, могут рассматриваться как сделка. Гражданин выбрасывает на улицу старый шкаф - сделка, устанавливающая отказ от собственности на имущество. Гражданин пишет завещание - это сделка, односторонняя, но в виде исключения, создающая обязанности для других лиц. Сделки с участием двух или более стороны называется договором.

Другим элементарным понятием является обязательство - ситуация, когда одно лицо (должник) по каким-либо законным причинам должно произвести действия в пользу другого лица (кредитора). Названия сторон обязательства сразу вызывают воспоминания о взятых взаймы деньгах, но возможное содержание обязательства вовсе не ограничивается уплатой денег, а основания его возникновения - не ограничиваются договором. Так, законы об исключительных правах создают обязательство для всех граждан (должников) воздерживаться от действий, относимых этими законами к чьему-либо (кредитора) исключительному праву. Все взаимоотношения граждан между собой - от розничной торговли, и до основания банка - конструируются из этих элементарных юридических частиц.

В общем праве нет понятия, которое бы точно соответствовало бы российскому понятию сделки и договора. Вместо этого оно оперирует целым рядом более конкретных юридических форм, соответствующих отдельным видам сделок: contract, sale, lease/license, trust и другие.

Contract (контракт) в общем праве - более узкое понятие чем договор в гражданском. Он включает в себя только такие договора, которые содержат взаимные обещания сторон на будущее время, обмен обязательствами. Так что, скажем, самый распространенный вид договора - купля-продажа (sale) контрактом по общему праву не является, а является самостоятельной формой отношений.Применительно к исключительным правам, в том числе и во внутрироссийских сделках, часто используется слово лицензия (license или licence), также являющееся специфическим понятием общего права. Коротко говоря, это разрешение на совершение каких-либо действий, выданное лицом, имеющим на то право (лицензиар, licensor) другому лицу (лицензиату, licensee) или группе лиц. Предполагается, что без лицензии совершение этих действий было незаконно или неправомерно, однако часто невозможно запретить выдавать лицензии и на что-нибудь общедоступное. Также лицензией называется юридический документ, содержащий такое разрешение. В неанглоязычных странах в частных отношениях слово "лицензия" используется преимущественно для действий, связанных с исключительными правами. Однако в исходном своем значении оно этим не ограничивается, предметом лицензии может быть все что угодно, более того - возникло оно первоначально для описания отношений, связанных с собственностью, тех которые мы называем арендой, возмездным или безвозмездным пользованием.

Во избежание путаницы упомяну, что в российском законодательстве слово "лицензия" имеет также весьма специальное значение, относящееся уже не к частным, а к публичным правоотношениям, а именно - лицензией называется выдаваемое государством разрешение на занятие некоторыми ("лицензируемыми") видами деятельности, вроде торговли оружием или лекарствами.

С другой стороны, гражданское право оперирует весьма жестко определенным понятием собственности, отличным от всех прочих вещных, имущественных или личных прав, которыми может обладать лицо и не допускающим в обращении с собой какой-либо самодеятельности. Общее право не проводит столь четкой границы между собственностью и правами как таковыми. Под словом property (значение по словарю: собственность, достояние, свойство) в общем праве часто понимаются вообще все имеющиеся у лица абсолютные (не обращенные к какому-то конкретному иному лицу) права, и даже еще шире, просто соответствия между лицом и объектом. Отсюда возникают такие странные для русского уха и российского правопонимания выражения и концепции как "собственность на имя" или "собственность на свое тело". При этом то, что в гражданском праве именно и называется собственностью, в странах общего права составляет предмет трех-пяти юридически заметно различных правоотношений.

Об исключительных правах можно совершать сделки. Более того, большинство исключительных прав так специально устроено, чтобы о них было удобно совершать сделки. Как правило, никто не ожидает, что литератор, или изобретатель, или артист, персонально будет заниматься распространением своих работ. Предполагается, что они, тем или иным образом, доверит реализацию предоставленных ему государством исключительных прав, или сами права, тому, кто профессионально занимается именно этим. Как предполагается, за соответствующее ценности этих прав вознаграждение. Существует несколько основных форм сделок с исключительными правами. Не все формы сделок применимы ко всем видам исключительных прав. Наиболее универсальными в этом смысле являются патенты, номенклатура сделок о которых наиболее разнообразна. Для прочих исключительных прав часть форм либо не допускается законом, либо означает то же самое, что и другие формы. Итак, существует такая классификация сделок по поводу патентных (и вообще исключительных прав).

Неисключительная (или простая) лицензия. Лицензиар-правообладатель дает право, разрешает, лицензиату призводить действия, относящиеся к его исключительным правам. Чистое предоставление права действовать, без каких-либо дальнейших обязательств со стороны лицензиара. Лицензиату разрешается использовать объект исключительного права на равных условиях с любыми другими обладателями неисключительных лицензий, если лицензиару заблагорассудится таковые выдать. Лицензия может содержать любые условия и ограничения, которые были бы допустимы в договоре. По своему смыслу лицензия есть как бы обязательство, что лицензиар не подаст в суд на лицензиата, если последний будет совершать действия, указанные в лицензии. "Как бы" - потому что, строго говоря, право подать в суд есть основа правоспособности гражданина, и не может быть у него отнято ни договором, ни каким-либо иным путем. Также, в отличии от простого обязательства, лицензия связывает не только лично текущего правообладателя, но и его правопреемников в этой роли. Поэтому в таком случае предпочитают говорить о передаче, или предоставлении, права. Лицензии могут содержать ограничения на время, в течении которого она действительна, на территорию, которую она охватывает, на действия, которые она охватывает. В случае авторского права все эти указания не только могут, но и должны присутствовать. Возможны и другие, в том числе весьма сложные условия лицензии. Лицензия обычно не может быть передана лицензиатом никакому другому лицу иначе как с согласия лицензиара. Такое согласие, впрочем, может быть указано и в самом тексте лицензии. Сама по себе выдача лицензии, если в ней это специально не указано, обычно не налагает на лицензиата обязанности производить разрешаемые лицензией действия. Простая лицензия не предполагает какой-либо передачи собственно исключительного права, то есть права преследовать нарушителей-контрафакторов.

Исключительная лицензия. Лицензиар дает право лицензиату производить определенные действия и одновременно как бы ручается, что более не будет выдавать лицензии на данную деятельность никому другому. Исключительная лицензия также, как правило, включает также передачу (полную или частичную) исключительного права то есть права преследовать контрафакторов. Иногда выделяют как особую категорию полную лицензию. По ней лицензиар дает лицензиату исключительную лицензию и при этом еще как бы обязуется и сам не производить действий, составляющих исключительное право. Различие между исключительной и полной лицензией существует только в тех случаях, когда правообладатель физически и экономически способен самостоятельно эксплуатировать объект исключительного права, что случается не всегда.

Уступка патента. Передача объекта исключительного права как имущества. Покупатель полностью получает все права и обязанности продавца - бывшего правообладателя, а тот, в свою очередь, полностью и безвозвратно теряет их. Сделка происходит по общим принципам перехода собственности на имущество, в качестве которого, формально, выступает патент или иное свидетельство о принадлежности исключительного права. Впрочем, обычно продажа исключительного права, подобно продаже недвижимого имущества, требует государственной регистрации. Существенная разница между лицензией, даже полной, и уступкой патента состоит в том, что первое является отношением обязательственным, а второе - имущественным. В первом случае между правообладателем и лицензиатом имеется связь, взаимные обязательства, тогда как во втором любая связь завершается к моменту уступки, и все права и обязанности продавца переходят к покупателю.
Понятно, что такая сделка возможно лишь тогда, когда исключительное право подтверждается патентом, государственным свидетельством или иным подобным способом. Также следует отметить, что в то время как лицензия может содержать какие угодно ограничения и какие угодно условия, уступка патента производится только целиком, и какому-либо обременению (условиям то есть) не подлежит.

Публичная (открытая) лицензия. Лицензия, даваемая неопределенно широкому кругу лиц или же другими словами - каждому, кто согласится с условиями лицензии. Понятно, что такая лицензия может быть только неисключительной.

Принудительная лицензия. Собственно, и не лицензия вовсе. Юридическая фикция выданной лицензии, основанной не на взаимном согласии сторон, а на прямом указании закона. Просто законодателю в некоторых случаях удобно так формулировать закон, просто говоря - "а здесь стороны должны вести себя так, как будто была выдана лицензия". Через фикцию принудительных лицензий обычно формулируется "право на вознаграждение".

В некоторых законах об исключительных правах, в первую очередь - об авторском праве, в дополнение к собственно исключительному праву устанавливается также и право на вознаграждение правообладателя за такие действия других людей, которые он контролировать, разрешать и запрещать, фактически неспособен, да и не вправе. Типичным примером здесь может служить передача фонограмм радиостанциями или публичное исполнение литературных и музыкальных произведений артистами. При этом ни радиостанции, ни артисты не заключают никаких особых договоров с правообладателями, однако отчисляют определенную долю своих доходов или определенную фиксированную сумму специальной собирающей организации (collecting society), которая затем, по мере накопления, распределяет отчисления между правообладателями.

Еще пример - специальные отчисления с каждой проданной аудио-видео-кассеты, которые, в соответствии с российским законом об авторском праве должны делать изготовители этих кассет. Эти отчисления затем делятся между организациями, представляющими авторов, исполнителей и звукозаписывающие фирмы. В целях оплаты тех копий фонограмм, которые сделают граждане на своих домашних магнитофонах. Идея вознаграждения за использование "интеллектуальной собственности" приобретает здесь как бы отвлеченное и символическое значение, как вознаграждение всего класса "интеллектуальных собственников" в лице их лучших представителей. Деньги тут, впрочем, фигурируют совсем не символические, хоть и не особенно большие. Независимо от того, как будут (и будут ли вообще) распределяться получаемые таким образом деньги, для потребителя важно то, что те действия, за которые заплачено таким вот "коллективным" способом, по общему правилу и по логике вещей исключаются из сферы действия обычных, разрешительно-запретительных прав. Хотя, конечно, законы не всегда проявляют здесь должную последовательность.

Повторю еще раз - право на вознаграждение по существу своему является совершенно отдельной концепцией, никак не связанной и тем более не вытекающей из концепции исключительных прав. Можно даже сказать - альтернативой исключительным правам. Напоминание это необходимо потому, что большинство законов, по историческим причинам или ради экономии терминов, пытаются описывать право на вознаграждение в терминах и понятиях исключительных прав, изобретая различные "принудительные лицензии", "коллективное управление правами" и тому подобные громоздкие конструкции, которые при недостаточно внимательном чтении легко понять превратно.

P.S. Последний пост сделаю либо завтра, либо послезавтра.

 Профиль  
                  
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение08.01.2016, 09:36 
Заслуженный участник


16/09/12
5291
Последний пост я хочу сделать более практически ориентированным и затронуть вопросы, которые возникают в связи со статусом некоторых видов интеллектуальной собственности - софта, баз данных, etc. В частности уже всплывал вопрос о возможности патентования софта и обхода запрета на его патентование в России. Поэтому, на мой взгляд, резонно поднять и другие интересные вопросы.

Сперва о статусе софтверных патентов в Европе (вопрос тоже поднимавшийся в теме).

За последние 15 лет в Европарламенте в качестве законопроекта вопрос о патентовании софта в Евросоюзе обсуждался 6 раз. Последние 3 раза возникал даже своеобразный скандал - Евросовет и Еврокомиссии сами занимались разработкой проектов директив о патентовании компьютерно-реализованных изобретений, но Европарламент всё равно отклонил эти проекты после длительных дискуссий. Правды ради, надо сказать, что ситуация постепенно меняется: если в 2005 году в Европарламенте 648 парламентариев проголосовали против патентования софта и лишь 14 за, то в 2014 году 413 парламентария проголосовало против и 338 - за, вполне вероятно, что уже следующий законопроект о патентовании софта примут в качестве официальной Директивы и тогда длящиеся пятнадцать лет попытки легализации софтверных патентов в Европе окончатся победой.

Впрочем надо понять чем же является софтверный патент и для чего он необходим. Начнем с того, чем софтверные патенты не являются, но многим представляются. Прежде всего, софтверные патенты не имеют никакого отношения к режиму охраны результатов труда программистов - программному коду. Это - епархия авторского права, то есть нашего любимого (или "любимого" - кому и как нравится) копирайта. Лет 25-30 назад между правоведами и впрямь шли споры, следует ли строить законодательный режим для компьютерных программ по аналогии с патентным правом в части промышленных образцов, или же по образцу авторского права. Но споры эти давно закончены. Компьютерные программы повсеместно признаются объектами именно авторского права и даже отнесены к их конкретному виду - литературным произведениям. Не следует также думать, что софтверные патенты есть нечто, связанное исключительно с компьютерной техникой. На самом деле “софтверными” эти патенты называются в основном по имени своих противников. Именно разработчики софта - исторически первые в новейшую эпоху наиболее активные и организованные противники софтверных патентов. Само же явление можно обнаружить везде, от микроэлектроники до фармацевтики.

Речь, собственно, о пределах патентования. В конце 19 века, когда складывалась система патентного права, международным патентным конгрессом было постановлено и затем стало общепринятым, что патенты выдаются только на изобретения в области техники, производящиеся или применяемые в промышленном производстве. Помимо соображений идеологического плана тут были и вполне практические резоны. Только в этой области существующая патентная система не вступает в противоречие с логикой нашей жизни, только здесь абстрактные конструкции патентного права приобретают физический смысл. Первоначальный период истории патентов изобилует ситуациями, когда патенты выдавались на что угодно - и печальными или курьезными последствиями. Вопрос уже не о справедливости или целесообразности патентов на непромышленные новшества, а об их противоречивости и несовместимости с прочими установлениями нашей жизни.

В подкрепление общего правила был составлен список схожих непатентуемых сущностей, который постепенно пополнялся. Согласно статье 52 Европейской Патентной Конвенции не должны выдаваться патенты на научные открытия, научные теории, математические методы; эстетические (художественные) творения; схемы, правила и методы интеллектуальной деятельности, игр и бизнеса; программы для компьютеров; представление информации; методы лечения и диагностики человека и животных; растения и животные; биологические процессы воспроизводства растений и животных (кроме микробиологии).

С распространением программируемых компьютеров применение многого из вышеперечисленного стало возможным почти без участия человека. И вопрос о границах патентования приобрел новую актуальность. Незаконность патента на какой-нибудь новый метод параллельных вычислений достаточно очевидна, если это инструкция для бригады расчетчиков с арифмометрами. И гораздо менее очевидна, если речь идет об управляющей программе для железного ящика с микросхемами, возможно даже - защитой в ПЗУ. Одновременно, с переводом большей части материального производства в страны Третьего мира, продолжающимся научно-техническим прогрессом и коммерциализацией всё большего числа сфер нашей жизни разница между словами "промышленность" и "бизнес" становится все менее понятной. И патентные ведомства разных стран все более и более свободно стали выдавать "софтверные патенты", предоставляющие заявителю в конечном счете исключительное право на применение тех или иных алгоритмов, способов программирования, представления данных в программе, ведения бизнеса с использованием компьютеров и компьютерных сетей или организации человеко-машинного интерфейса. Обычно при этом используется проблема чёткости патентной терминологии. Наиболее известный из них - описание изобретение в качестве некоего абстрактного "устройства", при ближайшем рассмотрении оказывающегося обычным компьютером с запущенной на нем программой. Или же - в качестве "процесса" выполнения программы на компьютере. Первый в мире софтверный патент был выдан в 1962 году фирме British Telecom, но в систему это впервые вошло в середине 1980-х в США.

В данном случае конфликт завязался вокруг Европейской Патентной Конвенции (EPC), и даже более узко - по поводу ее статьи 52, устанавливающей предмет и границы патентования. В отличие от авторского права (копирайта), где авторские права граждан одной страны признаются всеми другими странами - участниками всемирной Бернской Конвенции автоматически, патентное право обычно предполагает, что заявку на патент в каждой стране нужно подавать отдельно. EPC (подписана в 1974, первый патент выдан в 1978), однако, создает особую организацию - Европейский Патентный Офис (EPO), для выдачи специальных "европейских" патентов, действительных на территории сразу нескольких (или всех) государств Евросоюза (и некоторых других). Будучи выданными, европейские патенты применяются наряду с национальными патентами стран-участниц Конвенции. Первые софтверные патенты были выданы EPO в 1986 году, в то же время, когда их выдача в США приняла массовый характер. Впрочем, это были скорее единичные случаи. Массовая и систематическая их раздача началась с 1996-1997 годах, причем заявителями в большинстве случаев были крупные американские и японские корпорации. Однако, в отличии от североамериканского PTO, поддержки национальных судов EPO не получил. До сего момента ни один софтверный патент не был подтвержден в суде какого-либо европейского государства. Однако при этом EPO создал изрядное количество псевдопрецедентов внутри себя самого в виде решений Аппеляционной Палаты ЕРО. Была изобретена специальная теория, согласно которой EPC запрещает патентование алгоритмов только "как таковых" (as such), как абстрактных платоновских идей. Если же в патентной формуле указан какой-то дополнительный элемент, хотя бы и совершенно тривиальный, или же упомянут "технический эффект", происходящий от использования алгоритма, то ограничения статьи 52 EPC на нее более не распространяются.

Примерно в это же время в патентных кругах, то есть в аппарате EPO, среди патентных поверенных и в национальных патентных ведомствах стали появляться проекты реформирования Европейской Патентной Конвенции, которые бы исключали все ограничения на патентоспособность, по американскому образцу. Первым результатом их стала неудачная из-за протестов общественности попытка изменения текста EPC в августе 2000 года. Тогда же возник и эвфемизм "компьютерно-реализованное изобретение" (computer-implemented invention). Последнее голосование состоялось в феврале 2014 года и уже было близко к результату 50 на 50. Итак, может показаться, что борьба закончилась вничью. С одной стороны, противникам софтверных патентов удалось предотвратить легализацию их в Европе. С другой - EPO продолжает их выдавать, и ничего вроде не изменилось. Но, как видите, есть доводы считать, что скоро вслед за США и странами Восточной Азии произойдёт окончательная легализация патентования софта и в Европе.

Правовой статус гиперссылок.

Возможность легко и просто поставить ссылку на другой документ - является фундаментальным свойством World Wide Web. От которого свойства, собственно, они и получили свое название. Причем не простую ссылку, как в книге, в списке использованной литературы, а гиперссылку - позволяющую читателю с легкостью перейти к чтению другого документа, находящегося на совершенно другом сервере в совершенно другой точке земного шара. Или даже не переходить, а сразу увидеть, в случае img src или фреймов. Последние - точно такие же ссылки, как и все остальные. Достаточно очевидно, что твоя возможность ссылаться на что тебе угодно и как тебе угодно означает также что и на тебя люди могут сослаться там и так, как удобно им, а не тебе. А также и то, что люди могут ссылаться на такие ресурсы, которые лично тебе несимпатичны. Это, так сказать, умолчание. Разумеется, для того, кто желает странного, технология HTTP предоставляет широкие возможности по контролю того, кто, когда и какие будет получать ответы с контролируемого им интернет-сайта - от robots.txt и проверки переменных Referer и User-Agent, до cookies и http-authentification. Разумеется, исходя из этого очевидно, что распространить на гиперссылки статус интеллектуальной собственности было бы крайне странно, но попытки этого в своё время были очень интенсивными.

Самым громким делом, на мой взгляд, было Kelly v. Arriba Soft Corp:
https://en.wikipedia.org/wiki/Kelly_v._Arriba_Soft_Corp.
Это дело касалось возможности гиперссылок на фотографии (изображения) яхт. В следствии небрежности судей (вердикт с самого начала был оправдательный) в решении появились фразы, которые были проинтерпретированы заинтересованными субъектами таким образом, что online-ссылки являются нарушением авторских прав. После получения и рассмотрения судом протеста (Amicus Curae) от EFF, вердикт был изменён и сомнительные утверждения были из него убраны. Это всё показывает о том, как тонка грань в вопросах интеллектуальной собственности.

Теперь давайте пройдёмся по российскому праву.

1. В российском праве вы не найдёте понятия "софт" по понятным причинам. Используется термин "программа для ЭВМ". Конкретно программам для ЭВМ посвящены статьи 1261, а вопросу возможности их государственной регистрации - статья 1262 ГК РФ.
Гражданский кодекс РФ. Статья 1261. писал(а):
Авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы. Программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.


Также следует разобраться, а что в данном случае вообще такое ЭВМ с точки зрения юриспруденции. Ответ можно найти в Указе Президента РФ №580 от 5 мая 2004 года, который хоть сам и утратил юридическую силу, однако в качестве источника дефинитивного аппарата по-прежнему используется на практике. Под ЭВМ признается аппаратура, которая может в форме одной или более дискретных переменных выполнять все следующие функции:
1. Принимать вводимые данные;
2. Хранить данные или команды в постоянных или сменных (переписывающих) накопителях;
3. Обрабатывать данные посредством записанной последовательности команд, которые могут видоизменяться;
4. Обеспечивать вывод данных.

2. Ещё один сложный вопрос прикладного характера: как разобраться, чем является продукт перед вами - программой для ЭВМ или базой данных. Обычно программы для ЭВМ и базы данных не существуют сами по себе, а являются частью комплексной (сложной) интеллектуальной собственностью. Плюс такого комплексного продукта состоит в том, что мы можем вполне законно выйти за установленные пределы регулирования каждого компонента этого комплексного продукт - например, запатентовать программу для ЭВМ и/или базу данных в составе такого продукта, хотя отдельно это невозможно, а можно только пройти государственную регистрацию. Если есть необходимость приобрести права на комплексный продукт, то его название по конкретному договору заказа с отчуждением исключительных прав или предоставлением лицензии, то обычно так и пишется "Система – это программные продукты и база данных, состоящие из…", то есть в тексте договора после этого можно далее просто упоминать условные термины "система", "программный комплекс", "мультимедийный продукт" и т.п., подразумевая под этим программу для ЭВМ ("оболочку" и интерфейс); наполнение материалами, систематизированными в виде базы данных; техническое описание и учебник пользователя в электронном или бумажном виде; служебные вспомогательные программные модули; текущие обновления материалов и модулей на момент приобретения прав и т.д.

3. Интересным является статус онлайн-игр как интеллектуальной собственности. Разобраться в этом нужно, чтобы понять какими правами будет обладать лицо, организовавшее, оплатившее и/или разработавшее создание данной игры. По факту это как раз тот самый комплексный (сложный) продукт и регулируется статьей 1240 ГК РФ, поэтому на каждый элемент онлайн-игры будет своё правовое регулирование: на программное обеспечение (программа для ЭВМ), авторские права на интерфейс игры, авторские права на каждого персонажа игры, авторские права на любой объект, появляющийся в игре, авторские права на музыку, звуковые эффекты, авторские права на тексты и т.д. Такое обилие правовое регулирования очень выгодно правоприобретателям онлайн-игры, так как чем больше способов правовой защиты и регулирования существует, тем больше будет возможностей защитить свою интеллектуальную собственность.

4. По вопросам правового статуса интернет-сайтов и доменных имён мне понравилась вот эта работа:
http://www.russianlaw.net/files/law/doc/a215.pdf
Возможно она будет кому-то полезна, в частности тем, что обосновывается, что интернет-сайт также является сложным объектом интеллектуальной собственности.

5. Также небезынтересной является правовая сущность социальный сетей. Как аргументирована в работе чуть выше, когда мы говорим об интернет-сайте, то мы уже имеем в виду некий сложный объект: дизайн, программная часть, вёрстка (если она отделена от программной части; такое тоже бывает), в некоторых случаях база или базы данных, разного рода произведения. Социальная сеть в этом понимании лишь частный случай интернет-сайта.

P.S. Конечно рассмотренные мною вопросы это лишь обзор и мизер того, какие проблемы возникают в этой области (почти у любой крупной юридической консалтинговой компании есть собственная практика. которая занимается только интеллектуальной собственностью), но это те вопросы, которые показались мне интересными.

 Профиль  
                  
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение08.01.2016, 11:36 
Заслуженный участник


06/07/11
5570
кран.набрать.грамота
kry в сообщении #1088892 писал(а):
Впрочем надо понять чем же является софтверный патент и для чего он необходим. Начнем с того, чем софтверные патенты не являются, но многим представляются.
Вот этот раздел я совсем не понял. То есть я понял, чем софтверный патент не является, но дальше вы как-то ушли в сторону.

kry в сообщении #1088892 писал(а):
Именно разработчики софта - исторически первые в новейшую эпоху наиболее активные и организованные противники софтверных патентов.
А почему именно так получилось? Я много читал о софтверных патентах в "Компьютерре" в середине 2000-х, но почти все детали забыл, в голове отложилось только, что софтверные патенты - это скорее плохо ("Компьютерра" как раз была изданием для разработчиков софта, да и я им стал какое-то время спустя).

kry в сообщении #1088892 писал(а):
Первоначальный период истории патентов изобилует ситуациями, когда патенты выдавались на что угодно - и печальными или курьезными последствиями.
Можно пару-тройку небольших примеров, чтобы сориентироваться?

kry в сообщении #1088892 писал(а):
До сего момента ни один софтверный патент не был подтвержден в суде какого-либо европейского государства.
Это что значит? Патенты выдаются, но в суд с ними идти бесполезно? И если да - а кто и зачем тогда их выдает и получает?

 Профиль  
                  
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение08.01.2016, 12:45 
Заслуженный участник


16/09/12
5291
rockclimber в сообщении #1088912 писал(а):
Вот этот раздел я совсем не понял. То есть я понял, чем софтверный патент не является, но дальше вы как-то ушли в сторону.


Да, тут моё упущение. Я хотел сказать, что софтверный патент может пониматься в узком и широком смыслах. В узком смысле - это патент на то самое "компьютерно-реализованное изобретение". В широком смысле софтверными патентами называют патенты на любые вещи, которые запрещено патентовать по 52 статье Европейской Патентной Конвенции.

rockclimber в сообщении #1088912 писал(а):
А почему именно так получилось? Я много читал о софтверных патентах в "Компьютерре" в середине 2000-х, но почти все детали забыл, в голове отложилось только, что софтверные патенты - это скорее плохо ("Компьютерра" как раз была изданием для разработчиков софта, да и я им стал какое-то время спустя).


Патент неудобен для производителей софта - любая вносимая модификация в программу требует нового патента. Кроме того, патентная система располагает к монополизации рынка, как это случилось в США с софтом. И плюс то, что патенты ограничены по срокам действия.

Я, кстати, сам использовал при написании этого поста про софтверные патенты в ЕС статьи из "Компьютерры" моего преподавателя по праву интеллектуальной собственности, который этим активно занимался во второй половине 00-ых годов, только видоизменил эти статьи и малость обновил.

rockclimber в сообщении #1088912 писал(а):
Можно пару-тройку небольших примеров, чтобы сориентироваться?


Патенты на законы природы в конце 19 века во Франции (кто-то даже пытался запатентовать начала термодинамики) - это из курьёзных и абсурдных.
Патенты на литературные произведения в той же Бельгии в конце 19 века чуть не обвалили книжный рынок там тогда - печальный опыт.

Впрочем и сейчас всё далеко от идеала, особенно в России - я читал "шикарную" историю что кто-то в РФ запатентовал "энергинформационный кол" и пытался получать деньги за использование любых деревянных палочек. :facepalm: :mrgreen: Мне это сразу напоминает другую историю злоупотреблением права - в России есть реклама порошка Tide, где есть сравнение порошка Tide с неким "обычным порошком", который отстирывает хуже. Так кто-то в Екатеринбурге зарегистрировал торговую марку "Обычный порошок" и пытался засудить Procter & Gamble за порчу деловой репутации. :mrgreen:

rockclimber в сообщении #1088912 писал(а):
Это что значит? Патенты выдаются, но в суд с ними идти бесполезно? И если да - а кто и зачем тогда их выдает и получает?


Да, в европейские государственные суды в случае чего бесполезно идти. Кто и зачем выдаёт - Европейский Патентный Офис (EPO), упомянутый мною, который на этом зарабатывает деньги. Кто получает это понятно - создатель софта или его правообладатель, а вот зачем это более интересный вопрос - во-первых, не всегда дело доходит до суда, во-вторых, международные коммерческие арбитражи и третейские (негосударственные) суды часто рассматривают такие дела, так что определённый смысл в этом есть.

 Профиль  
                  
 
 Правда и мифы о патентовании
Сообщение08.01.2016, 12:47 


07/08/14
3286
Мой тезис (который, к сожалению, я не смогу развернуто доказать из-за нехватки времени). Современное Российское патентное право - способ получения контроля над изобретателями и авторами со стороны крупного капитала, не более того. Никаких таких авторских прав оно особо не защищает, зато отлично защищает права крупного капитала на ренту с любого изобретения. Доступ к патентованию затруднен как раз в интересах крупного капитала.
Это видно, например, здесь:
"Наталия Полякова: Доля России в общем количестве подаваемых заявок на выдачу патентов составляет, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), около 2,0 % от общего числа подаваемых в мире заявок (в 2011 г. в мире подано 2 140 600 заявок, в России – 41 414 заявок; 8 место в мире), и около 5,0% от общего количества патентов, выдаваемых ежегодно национальным заявителям. В 2010 г. Россия с показателем – 42 500 заявок занимала 6 место, в 2011 г. нас опередила Индия, с показателем – 42 291 заявка. Лидерами по количеству подаваемых заявок на выдачу патентов на изобретение являются патентные ведомства: Китай (совместно с Гонконгом) – 526 412, США – 503 582 заявки, Япония – 342 610, Южная Корея – 178 924 (для справки, в России проживает 12% учёных всего мира). Обращаю Ваше внимание, что в 2011 г. поменялся лидер – на первое место в мире вышел Китай, оттеснив США на второе место.
...
Показатели (изобретательской активности) Российской Федерации незначительно росли с 2004 г. по 2010 г., однако в 2011 г. наблюдался примерно 7% спад изобретательской активности и коэффициент составил 1,87 (! это в разы хуже, чем в Китае и на порядок, чем в развитых странах), что несоизмеримо мало по сравнению с Республикой Корея, Японией и США.
"
Статистика неумолима: В России выстроена мощная преграда частным лицам в доступе к защите их интеллектуальной собственности. В чем именно это выражается (в пошлинах, в большом и переусложненном оформлении, в 4-й главе ГК РФ, в системе правосудия) сложно сказать, скорее всего все вместе - кто то очень хорошо постарался.
Здесь немного о том как играют в наперстки с "интеллектуальной собственностью" в РФ
Вывод точный (хоть и не полный) "Патент в условия России нужен только в одном случае — если вы сами по нему производите продукт. В этом случае, по крайней мере, вам никто не запретит этого делать."
П.С.
статистика по деятельности Роспатента чуть позже.

 Профиль  
                  
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение12.01.2016, 15:14 


07/08/14
3286
В поиске статистики набрел на небольшое, но интересное исследование относительно состояния с интеллектуальной собственностью в мире и России, (понятно, что все руководство Роспатента и все, имеющие отношение к регулированию защиты ИС в России просто должны идти вон и не приближаться больше ни к какому управлению в России, их разве что можно направить в качестве диверсантов куда-нибудь в патентную систему Саудовской Аравии или Великобритании), ну и лишний раз подтверждается тезис о том, что защита ИС - это для крупных корпораций по большей части, причем не только для России.
Зинов В.Г., Эрлих Г.В. В зеркале патентной статистики, «Химия и жизнь» №4, 2014
ЕС
"Кто подает заявки на патент? Львиная доля (65,5%) исходит от крупных корпораций. Предприятия мелкого и среднего бизнеса, а также индивидуальные изобретатели подают 29% заявок, университеты и государственные научно-исследовательские организации — всего 5,5%. Распределение весьма красноречивое. В самом деле, бессмысленно требовать патенты от университетов и исследовательских институтов, которые работают в области фундаментальной науки, создающей заделы для новых технологий. Они далеки от производства, где, собственно, эти патенты и нужны."

"EPO не приводит аналогичную статистику для России, для наших 232 патентов. Давайте прикинем, какой она могла бы быть. Казалось бы, что нас в первую очередь должны интересовать технологические решения в области добычи и переработки сырья. Но это не так. Наши ведущие компании предпочитают покупать зарубежное оборудование и технологии, а не разрабатывать и патентовать свои. Их патентная активность непропорционально мала по сравнению с объемами производства и экспорта их продукции.

Например, у нашего абсолютного лидера, ОАО «Газпром», всего 1205 патентов (по данным Orbit на 17.02.2014), из них 1198 (более 99%) — это патенты РФ, из которых действуют только 640. Для сравнения, у компании Exxon Mobil, имеющей вчетверо большую капитализацию, чем «Газпром», патентов больше в 40 раз — 28 697, из них 378 патентов РФ. Иначе говоря, Exxon Mobil закрыла использование целого ряда технологических решений на территории России."

(Оффтоп)

комментарии к статье
"2. Патент ни от чего не защищает. По моим патентам вышло четыре (!) дубликата от других авторов, заявки от них были поданы позже на полгода и больше - и все же патенты были выданы. В случае началаа произвводства продукции в соответствии с патентами придется с этми авторами судиться - а это деньги, нервы, время. А Роспатент остается в сторонке."

 Профиль  
                  
 
 Re: Правда и мифы о патентовании
Сообщение13.01.2016, 15:26 


07/08/14
3286
Немного графиков.

Подача заявок на изобретения в Роспатент

$\begin{tikzpicture}
\node[below] at (3, 4.25) {$\text{Отношение российских физлиц}$};
\node[below] at (3, 3.75) {$\text{к российским юрлицам}$};


\draw[very thick, black] (0, 0) -- (0, 3.75);

\draw[thick, black] (-0.05, 3.5) -- (0.05, 3.5)
\node[below] at (-0.25, 3.75) {$1$};

\draw[very thick, black] (0, 0) -- (5.5, 0);
\node[below] at (0.0, 0.0) {$_{2000}$};

\draw[thick, black] (0.75, -0.05) -- (0.75, 0.05)
\node[below] at (0.75, 0.0) {$_{2002}$};

\draw[thick, black] (1.5, -0.05) -- (1.5, 0.05)
\node[below] at (1.5, 0.0) {$_{2004}$};

\draw[thick, black] (2.25, -0.05) -- (2.25, 0.05)
\node[below] at (2.25, 0.0) {$_{2006}$};

\draw[thick, black] (3.0, -0.05) -- (3.0, 0.05)
\node[below] at (3.0, 0.0) {$_{2008}$};

\draw[thick, black] (3.75, -0.05) -- (3.75, 0.05)
\node[below] at (3.75, 0.0) {$_{2010}$};

\draw[thick, black] (4.5, -0.05) -- (4.5, 0.05)
\node[below] at (4.5, 0.0) {$_{2012}$};

\draw[thick, black] (5.25, -0.05) -- (5.25, 0.05)
\node[below] at (5.25, 0.0) {$_{2014}$};


\draw[-] (0.375,1.86)--(0.75,1.58);
\draw[-] (0.75,1.58)--(1.125,1.9);
\draw[-] (1.125,1.9)--(1.5,1.874);
\draw[-] (1.5,1.874)--(1.875,2.05);
\draw[-] (1.875,2.05)--(2.25,2.65);
\draw[-] (2.25,2.65)--(2.625,2.55);
\draw[-] (2.625,2.55)--(3,2.47);
\draw[-] (3,2.47)--(3.375,2.45);
\draw[-] (3.375,2.45)--(3.75,2.7);
\draw[-] (3.75,2.7)--(4.125,2.3);
\draw[-] (4.125,2.3)--(4.5,2.75);
\draw[-] (4.5,2.75)--(4.875,2.67);
\draw[-] (4.875,2.67)--(5.25,1.28);


\node[below] at (10, 4.25) {$\text{Отношение иностранных заявителей}$};
\node[below] at (10, 3.75) {$\text{ко всем российским}$};


\draw[very thick, black] (7, 0) -- (7, 3.75);

\draw[thick, black] (6.95, 3.5) -- (7.05, 3.5)
\node[below] at (6.75, 3.75) {$1$};

\draw[very thick, black] (7, 0) -- (12.5, 0);
\node[below] at (7.0, 0.0) {$_{2000}$};

\draw[thick, black] (7.75, -0.05) -- (7.75, 0.05)
\node[below] at (7.75, 0.0) {$_{2002}$};

\draw[thick, black] (8.5, -0.05) -- (8.5, 0.05)
\node[below] at (8.5, 0.0) {$_{2004}$};

\draw[thick, black] (9.25, -0.05) -- (9.25, 0.05)
\node[below] at (9.25, 0.0) {$_{2006}$};

\draw[thick, black] (10.0, -0.05) -- (10.0, 0.05)
\node[below] at (10.0, 0.0) {$_{2008}$};

\draw[thick, black] (10.75, -0.05) -- (10.75, 0.05)
\node[below] at (10.75, 0.0) {$_{2010}$};

\draw[thick, black] (11.5, -0.05) -- (11.5, 0.05)
\node[below] at (11.5, 0.0) {$_{2012}$};

\draw[thick, black] (12.25, -0.05) -- (12.25, 0.05)
\node[below] at (12.25, 0.0) {$_{2014}$};

\draw[-] (7.375,0.736)--(7.75,0.814);
\draw[-] (7.75,0.814)--(8.125,0.796);
\draw[-] (8.125,0.796)--(8.5,1.097);
\draw[-] (8.5,1.097)--(8.875,1.275);
\draw[-] (8.875,1.275)--(9.25,1.231);
\draw[-] (9.25,1.231)--(9.625,1.519);
\draw[-] (9.625,1.519)--(10,1.785);
\draw[-] (10,1.785)--(10.375,1.773);
\draw[-] (10.375,1.773)--(10.75,1.679);
\draw[-] (10.75,1.679)--(11.125,1.971);
\draw[-] (11.125,1.971)--(11.5,1.891);
\draw[-] (11.5,1.891)--(11.875,1.965);
\draw[-] (11.875,1.965)--(12.25,1.729);

\node[below] at (3, -0.5) {$\text{Общее количество заявок}$};

\draw[very thick, black] (0, -5) -- (0, -1.25);

\draw[thick, black] (-0.05, -1.5) -- (0.125, -1.5)
\node[below] at (0.5, -1.125) {$50000$};

\draw[very thick, black] (0, -5) -- (5.5, -5);
\node[below] at (0.0, -5) {$_{2000}$};

\draw[thick, black] (0.75, -5.05) -- (0.75, -4.95)
\node[below] at (0.75, -5) {$_{2002}$};

\draw[thick, black] (1.5, -5.05) -- (1.5, -4.95)
\node[below] at (1.5, -5) {$_{2004}$};

\draw[thick, black] (2.25, -5.05) -- (2.25, -4.95)
\node[below] at (2.25, -5) {$_{2006}$};

\draw[thick, black] (3.0, -5.05) -- (3.0, -4.95)
\node[below] at (3.0, -5) {$_{2008}$};

\draw[thick, black] (3.75, -5.05) -- (3.75, -4.95)
\node[below] at (3.75, -5) {$_{2010}$};

\draw[thick, black] (4.5, -5.05) -- (4.5, -4.95)
\node[below] at (4.5, -5) {$_{2012}$};

\draw[thick, black] (5.25, -5.05) -- (5.25, -4.95)
\node[below] at (5.25, -5) {$_{2014}$};

\draw[-] (0.375,-2.90)--(0.75,-2.954);
\draw[-] (-0.05,-2.90)--(0.125,-2.90)
\node[below] at (0.5, -2.5) {$29989$};

\draw[-] (0.75,-2.954)--(1.125,-2.854);
\draw[-] (1.125,-2.854)--(1.5,-2.887);
\draw[-] (1.5,-2.887)--(1.875,-2.742);
\draw[-] (1.875,-2.742)--(2.25,-2.362);
\draw[-] (2.25,-2.362)--(2.625,-2.239);
\draw[-] (2.625,-2.239)--(3,-2.071);
\draw[-] (3,-2.071)--(3.375,-2.301);
\draw[-] (3.375,-2.301)--(3.75,-2.025);
\draw[-] (3.75,-2.025)--(4.125,-2.101);
\draw[-] (4.125,-2.101)--(4.5,-1.905);
\draw[-] (4.5,-1.905)--(4.875,-1.856);
\draw[-] (4.875,-1.856)--(5.25,-1.562);


\end{tikzpicture}$

-- 13.01.2016, 15:28 --

Рост заявок происходит за счет иностранцев, кроме 2014, в котором был скачок заявок от российских юрлиц на 14%. Объяснение уже наверное банальным стало - технологически по широкому спектру (от чисто промышленных технологий, до технологий гуманитарных вроде "плавания" в заданной юрисдикции и правоприменении какими бы они ни были), иностранцы нас сильнее даже на нашем собственном поле в наших же правилах, и этот разрыв увеличивается.

 Профиль  
                  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 54 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Модератор: Модераторы



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: schekn


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group